О компании
USD/CNY
6,8864
+0,0019
CNY/RUB
8,1059
-0,0014
USD/RUB
56,0794
-0,1513
ЖИЗНЬ ПОСЛЕ КВОТЫ
Объем экспорта необработанного сибирского леса — кругляка —
продолжает неуклонно сокращаться

Лесное дежавю

Арсенал средств по борьбе с черными лесорубами в Байкальском регионе можно назвать внушительным. Местными властями принят ряд специальных законов по противодействию нелегальной заготовке древесины, разрабатывается целевая программа по охране и защите лесов, над сибирской тайгой в прошлом году начали кружить беспилотники, отслеживая неправомерные вырубки. Однако эти меры на масштаб хищений в целом пока не влияют.

Пиломатериалы


По мнению властей, все это будет работать более эффективно, если к реализации законов подключатся мэры территорий и силовики. Похожий сценарий уже предлагался ранее, но не был реализован из-за нерешительности прежнего губернатора.

Непрозрачный лес

На 1 января 2013 года общая площадь земель иркутского областного лесного фонда составляет порядка 69,5 млн га. Из них покрыто лесом 63 млн га. По объему заготовленной древесины Иркутская область занимает по-прежнему первое место среди субъектов федерации. В прошлом году объем заготовки составил более 25 млн кубометров. ЛПК Иркутской области представлен более чем 1,5 тыс. лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий. Однако основной объем заготавливаемого леса, к огорчению региональных властей, в основном перерабатывается не в Приангарье, а уходит на экспорт. Чаще — в Китай. От этого страдает региональный бюджет, доходы которого от экспорта кругляка меньше, чем могли бы быть при продаже уже готовых обработанных материалов. Естественно, не приносит денег бюджету и нелегальная заготовка леса, которая к тому же наносит огромный ущерб: черные лесорубы поджигают деляны, на которых промышляли, чтобы скрыть следы преступлений. Всего от вырубок и пожаров регион теряет порядка 420 га.

В течение 2012 года, по данным Агентства лесного хозяйства Иркутской области, на территории региона зарегистрировано 2,3 тыс. случаев неправовой вырубки лесных насаждений и возбуждено 1 тыс. 955 уголовных дел. По предварительной оценке, ущерб государству от этих деяний составил 1,5-2 млрд рублей.

Между тем, как признаются в силовых ведомствах и в муниципалитетах, поймать за руку черных лесорубов удается лишь в единичных случаях и на хищениях сравнительно небольшого масштаба. Успешно провести крупные операции получается не всегда. Одна из таких произошла в январе. Полиция обезвредила несколько бригад черных лесорубов, которые причинили ущерб лесному фонду Иркутской области на сумму более 90 млн рублей. Сотрудники отделения УЭБ и ПК ГУ МВД России по Иркутской области по облуживанию северных территорий, занимающихся предупреждения преступлений в лесной отрасли, выявили в Нижнеилимском районе ряд крупномасштабных нелегальных заготовок древесины. Оперативные мероприятия по пресечению деятельности вырубщиков леса проводились одновременно в нескольких кварталах Верхнеилимского и Железногорского лесничеств. В результате проведенной работы полицейские выявили несколько незаконных порубок общим объемом более 8 тысяч кубометров леса. Изъяты семь тракторов, 12 бензопил. По подозрению в участии в противоправной деятельности задержаны 17 граждан.

Впрочем, как отмечают представители муниципальных властей, число участников довольно прибыльного черного рынка постоянно растет. «Количество скупщиков леса увеличивается — из Тайшета, Канска (Красноярский край), Красноярска. Это можно заметить и по серьезному потоку грузовых автомобилей, занимающихся вывозом незаконно заготовленного леса. Они передвигаются по населенным пункту без каких-либо опознавательных знаков», — сообщил BG на условиях анонимности глава муниципального образования одного из северных районов.

Страдают от черных лесорубов и в соседней Бурятии. Там по итогам 2012 года ущерб, причиненный лесному фонду республики от незаконных рубок, оценивается в 215,3 млн рублей. По данным пресс-службы республиканского УМВД, в 2012 году было зарегистрировано 799 преступлений в сфере незаконного оборота леса, зарегистрировано 684 факта незаконных рубок, из которых 37% составляют тяжкие преступления. При этом уже с начала 2013 года полицейскими выявлено 39 фактов незаконных рубок. Наибольшее количество преступлений отмечается в Заиграевском, Тункинском и Бичурском районах


Пожар как прикрытие

Власти пока не особо успешно пытаются исправить ситуацию. Так, в середине «нулевых» с подачи областных властей была организована лесная милиция, которая проводила перехваты на центральных дорожных трассах, регулярно патрулировала эти дороги. На первом этапе работы лесной милиции эффект действительно был, но проект был эффективным недолго — нелегалы нашли те тропки, которыми не ходит лесная милиция, и продолжали вывозить заготовленный кругляк.

Затем, по идее одного из экс-заместителей губернатора области Виктора Долгова, стартовал громкий проект по созданию системы лесных терминалов и лесной товарной биржи. Суть заключалась в следующем — все предприниматели, занимающиеся заготовкой, обязаны были маркировать древесину и отгружать ее централизованно через сертифицированные места. Таким образом, должен был осуществляться персональный контроль за каждым бревном. Примерно в это же время в Иркутской области открылась и получила лицензию лесная товарная биржа. Через нее предполагалось вести электронные торги сырьевыми материалами. Но деятельность ее не стала успешной — лесопромышленники неохотно подавали заявки на участие властей, мириться с этим нельзя. Скупка леса там происходит у всех на глазах. Разовые проверки ни к чему не приведут, необходимо принять законодательные меры, позволяющие изымать незаконно заготовленный лес, автомобили и бензопилы в собственность региона, а не возвращать их нарушителям, усилить контроль со стороны правоохранительных и налоговых органов. Эту проблему мы можем решить только совместными усилиями», — подчеркивает Сергей Ерощенко.

Поддерживает его и новый сенатор от Иркутской области, представитель лесного бизнеса, председатель совета директоров ЗАО «Торговый Дом «ИЛИМ-РОСКО» Олег Каньков. Представленный на должность в конце прошлого года господин Каньков вошел в состав комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации. По его словам, он намерен в числе прочих решать актуальные для Приангарья вопросы лесной отрасли. «Никто не спорит, что нужно совершенствовать систему тушения лесных пожаров, защищать леса от неблагоприятных факторов и вредных организмов, но сегодня в первую очередь надо решать проблемы криминальной вырубки леса. Нужен действительно зоркий контроль над вырубкой леса, комплексная система мониторинга, совместно с правоохранительными органами. Ведь сегодня черные лесорубы не только вырубают лес, но и устанавливают пилорамы на краях деревень. А многие нелегалы ставят их прямо в лесу», — говорит он.

В январе этого года губернатор поручил главе агентства лесного хозяйства региона возобновить комплексные проверки пунктов отгрузки и заготовки древесины, которые проводятся вместе с правоохранительными органами. Таким образом, будет возобновлено действие буксовавшего ранее пакета региональных законов: «Об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины» и «Об административной ответственности в сфере организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины».

Напомним, они были приняты и вступили в силу в 2011 году. Согласно этим законам, предприниматели, которые занимаются отгрузкой материала на специально организованных пунктах, обязаны предоставить в правительство Иркутской области документы: арендный договор на землю, которую они берут для организации пункта, регистрацию юридического лица. Кроме того, участник рынка должен направлять властям и декларацию, в которой содержится информация о том, кто поставляет лес на пункт приема. На министерство лесного комплекса, по новому закону, возложены полномочия анализировать все полученные сведения ежемесячно, делать сравнительный анализ объемов принятой, переработанной и отгруженной древесины с данными Агентства лесного хозяйства, Восточно-Сибирской железной дороги, таможни. Если выяснится, что информация с какого-либо пункта отгрузки будет предоставлена недостоверная, то данные будут переданы в правоохранительные органы. Таким образом, есть возможность отследить нелегалов.

Впрочем, не успев заработать, законы столкнулись с осторожной позицией предыдущего губернатора Дмитрия Мезенцева. Они, по его мнению, лесную проблему могли не решить, а усугубить. В частности, он обращал внимание на то, что принятые ранее федеральные законы уже поставили в неравное положение крупнейшие компании, которые берут в аренду глобальные участки, и так называемые хозяйства малого режима. «По сути, малого предпринимателя из леса выжили, и это провоцирует незаконные рубки. Многие люди не хотели бы на это идти, но им надо кормить семьи. В тех территориях, где дефицит реальных диверсифицированных рабочих мест, мы обязательно будем сталкиваться с этой проблемой, если не предложите реальную альтернативу — либо законные работы в лесу, либо работы на малых перерабатывающих предприятиях», — делал вывод господин Мезенцев.

По словам экс-губернатора, региональные законы «Об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины» и «Об административной ответственности в сфере организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины» не могут также эффективно работать из-за отсутствия взаимодействия силового блока, глав МО, прокуратуры и так далее.

В ответ на это депутаты ЗС замечали, что за отладку такого взаимодействия должен отвечать именно губернатор. «Глава региона должен подключить все ресурсы, чтобы принимаемые законы заработали, чтобы правоохранительные органы вместе с главами районов начали работать сообща», — комментировали парламентарии ситуацию.

Впрочем, этим рецептом решил воспользоваться уже Сергей Ерощенко.

«Коммерсантъ Business Guide. Лесная промышленность»,
тематическое приложение к газете
Коммерсантъ №26, 13 февраля 2013

Распил бревна