О компании
USD/CNY
6,7666
-0,0004
CNY/RUB
8,7581
+0,0005
USD/RUB
58,9325
-0,1498
ЖИЗНЬ ПОСЛЕ КВОТЫ
Объем экспорта необработанного сибирского леса — кругляка —
продолжает неуклонно сокращаться

Расставить приоритеты

Начавшаяся в 2008 году реализация приоритетных инвестиционных проектов в лесной отрасли России до сих пор вызывает множество споров среди лесопромышленников, представителей органов власти и общественников. С одной стороны, лесной комплекс страны получил долгожданную поддержку государства в виде предоставления лесных участков в пользование без проведения аукциона, а также льготу в 50% платы за аренду этих участков. С другой — прошедшие пять лет реализации Постановления правительства наглядно продемонстрировали и целый ряд проблем.

Погрузчик

Cреди них низкая экономическая отдача отдельных проектов, а также слишком распространившаяся практика субаренды лесных участков. В итоге во многих регионах России начался обратный процесс — исключение недобросовестных инвесторов из льготного перечня. Иркутская область не осталась в стороне от общих тенденций.

Первые результаты

За последние пять лет в России предпринималось несколько попыток осуществления коренных преобразований всего лесного сектора страны. Самые заметные и при этом неоднозначные шаги — это принятие в 2007 году Лесного кодекса и введение поэтапного повышения вывозных таможенных пошлин на необработанную древесину, а также вступление в силу постановления правительства о приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов. Намеченная было политика введения пошлин на вывоз круглого леса в корне поменялась после вступления России в ВТО. Лесной кодекс как критиковался при его принятии, так и продолжает критиковаться. Только реализация приоритетных инвестиционных проектов приносит ощутимый вклад в развитие отрасли. Как отмечал по итогам 2012 года начальник Управления лесопользования и воспроизводства лесов Рослесхоза Александр Мариев, сегодня ПИП являются главным инструментом привлечения вложений в лесную отрасль и создания мощностей по глубокой переработке древесины внутри страны. В настоящий момент в перечень приоритетных инвестиционных проектов включено уже 118 проектов с заявленным размером инвестиций 424 млрд рублей и потенциальным объемом заготовки древесины 80 млн куб. метров. Эти инвестиционные проекты реализуются в 35 регионах России. Благодаря этим проектам инвесторами привлечено 198 млрд рублей. А только в 2012 году в модернизацию отечественного леспрома было вложено 44 млрд рублей. Это свидетельствует о том, что механизм по привлечению в отрасль инвестиций себя оправдывает и дает каждый год хорошие результаты.

С момента запуска механизма приоритетных инвестиционных проектов уже введены в эксплуатацию 24 новых производства с общим размером инвестиций 70 млрд рублей. Только в 2012 году введено пять новых производств с общим размером инвестиций 44 млрд рублей, ежегодным объемом заготовки древесины 10 млн кубометров и созданием в отрасли 1500 новых рабочих мест. В ближайшие пять лет планируется запуск новых производств по 47 приоритетным инвестиционным проектам с общим размером инвестиций 273 млрд рублей и объемом потребляемой древесины 43 млн кубометров.

По мере реализации приоритетных инвестпроектов объем заготовленной древесины в стране из года в год увеличивается. Так, в 2011 году в рамках реализации приоритетных инвестпроектов заготовлено 18 млн кубометров, за 2012 год уже 24 млн кубометров.



Два работают, два на низком старте

В Иркутской области на разных этапах работы находятся шесть приоритетных проектов с общим объемом заявленных инвестиций в 32,2 млрд рублей. По этому показателю, как отмечает руководитель департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу Александр Гура, Приангарье уступает лидерство только Красноярскому краю, где реализуется восемь приоритетных инвестпроектов.

«Практически по всем проектам идет работа. В 2008-2012 годах по ним было освоено более 70 млрд рублей, начали работать объектыв Алтайском и Красноярском краях, Иркутской, Омской, Томской областях», — заметил эксперт. В том числе были запущенызавод ДСП мощностью 70 тыс. куб. м и два завода по производству деревянныхжилых домов мощностью 500 домов в год на Алтае, был модернизирован лесоперерабатывающий завод «ДОК Енисей» по выпуску 150 тыс. куб. м пиломатериалов, построенный пеллетный завод мощностью 45 тыс. тонн продукции в год, реконструированный завод «Краслесмаш» по производству лесозаготовительной техники

В Иркутской области, по словам Александра Гуры, за время реализации приоритетных проектов в области освоения леса были запущены два завода по выпуску пиломатериалов общей мощностью 450 тыс. куб. м. Как добавляют в министерстве промышленной политики и лесного комплекса Приангарья, в настоящее время в тестовом режиме работают два завода — в поселке Новая Игирма ЗАО «ЛДК Игирма» и в поселке МагистральныйООО «Русфорест Магистральный». Первый при выходе на проектные показатели будет давать региону 450 тыс. кубометров пиломатериалов в год, второй — порядка 150 тыс. пиломатериалов.

Кроме того, в 2013 году запланирован запуск завода по производству сухих пиломатериалов, построенного ООО «ТрансСибирская лесная компания» в УстьКуте. При выходе на проектную мощность предприятие будет производить 500 тыс. куб. м пиломатериалов в год. Его стоимость — 7,03 млрд рублей, а плановый срок реализации — 2016 год.

Еще один проект — самый масштабный из всех реализуемых в Приангарье — сейчас находится на финишной прямой. «Большой Братск» Группы «Илим» с объемом инвестиций в $800 млн предусматривает, по сути, строительство и запуск на братской площадке предприятия нового, современного производства беленной хвойной целлюлозы (объемы увеличатся до 1 млн тонн в год). Как отметили BG в пресс-службе Группы «Илим», на сегодняшний день выполнено уже 95% всех строительных и монтажных работ практически на всех объектах «Большого Братска». «Закончен механомонтаж, монтаж электрического оборудования и КИП на экологических объектах, на новом содорегенерационном котле, выпарной станции, на станции химической очистки воды», — отметил директор по информации и общественным связям Группы «Илим» Артем Савко.

В 2012 году в модернизацию отечественного леспрома было вложено 44 млрд рублей. Это свидетельствует о том, что механизм по привлечению в отрасль инвестиций себя оправдывает и дает каждый год хорошие результаты.

Практически готов к запуску, остались лишь некоторые мелочи, новый древесно-подготовительный цех. Со 2 февраля начались пусконаладочные работы на раскряжевочной линии в лесном порту. Там полностью завершен монтаж оборудования. В феврале специалисты компании также приступят к пусконаладочным работам в цехе двуокиси хлора и на кислородной станции. До конца месяца продлятся работы по монтажу трубопроводов и кабеля в отбельном цехе. В целом, отмечают в компании, срок запуска проекта «Большой Братск» остается прежним — март 2013 года.


В борьбе с недобрасовестными инвесторами

В целом, отмечают в региональном правительстве, общий объем инвестиций, привлеченный в проекты с начала их реализации, составил более 41 млрд рублей. Но тут же признают — далеко не по всем проектам, реализующимся в Приангарье, понятная и благоприятная ситуация. «В перечень приоритетных на федеральном уровне включены шесть региональных проектов в области освоения лесов. Вместе с тем существенное отставание от графика реализации двух из них явилось поводом для инициирования правительством Иркутской области исключения их из федерального перечня приоритетных и возврата в полном объеме предоставленных льгот по арендной плате за древесину. Так, в январе текущего года Минпромторгом России принято решение об исключении из перечня приоритетных инвестиционного проекта ОАО «Восточно-Сибирский комбинат биотехнологий» (г. Тулун)», — сообщили BG в министерстве.

Ждет ли такая же судьба и последний из шести приоритетных проектов Приангарья — проект Осетровского ЛДК — покажет время. Но известно, что строительство на площадке так и не началось. В 2007 году на совете по инвестициям при губернаторе Иркутской области представитель российско-американской компании Midway United Limited рассказывал о планах построить на мощностях Осетровского ЛДК в Усть-Куте завод по выпуску фанеры большого формата. Ожидалось, что на первом этапе предприятие будет производить 100 тыс. кв. м продукции, на втором — 220 тыс. кв. м. Стоимость проекта — $66,5 млн., срок окупаемости — 4,5 года. Запуск производства был намечен на ноябрь 2009 года, а к концу 2010 года завод должен был выйти на проектную мощность, но планы так и остались планами.

Как сообщил на одном из круглых столов в рамках прошедшего в Иркутске форума «Лес и человек — Сибирь» генеральный директор компании OOO «ГК «Русский биоуголь» Валерий Рощупкин (компания реализует инвестпроект Осетровского ЛДК в Иркутской области — BG), «начать работу в Иркутской области мы не можем, а учитывая, как развивается здесь ситуация, вряд ли начнем». Господин Рощупкин пояснил, что инвестиционный проект компании, предполагающий более 5 млрд рублей вложений, получил статус приоритетного еще в 2008 году. Однако полагающегося лесного надела компания смогла добиться от правительства области «только за четыре месяца до окончания трехлетнего срока действия статуса приоритетного».

«Оборудование, которое все это время пролежало на складах в регионе, мы были вынуждены вывезти в Красноярский край. Там все построено, все замечательно. В Иркутске мы опять оформляем перезаключение инвестпроекта, в декабре исполнится год, как мы не можем получить бумаги по этому вопросу, — пожаловался Валерий Рощупкин присутствовавшим на встрече федеральным чиновникам из минпромторга. — Здесь нет проблем, связанных с работой федерального министерства, а есть просто факты, когда плохо решаются вопросы на местах, в регионах».

Между тем за Приангарье заступился замгенерального директора ФГУП «Государственный научный центр лесопромышленного комплекса» Николай Кожемяко, парировавший в ответ на обвинения инвестора, что на площадке, выделенной под проект, за пять лет не было сделано ничего, кроме очистки территории. «В прошлом году мы смотрели реализацию вашего проекта, и, кроме подготовленной территории, очищенной, я там ничего не увидел», — заметил федеральный чиновник.

Он же пояснил и причину такой задержки в выделении лесного участка инвестору: «Насколько я понял, за эти четыре года вы не нашли денег на проект. А если субъект федерации видит, что проект не реализуется, лесной участок и не выделяется».


Нужно больше доходов

Такая практика — ревизия приоритетных инвестпроектов — действует и в других сибирских регионах. Так, еще в июле прошлого года льготный статус был снят с проекта ОАО «Ангара Пейпа» по строительству лесохимического комплекса в Красноярском крае. Особые усилия регионы предпринимают и по прекращению распространившейся в последнее время практики передачи лесных участков, доставшихся без аукциона и за смехотворную плату, в субаренду. Только среди широко обсуждавшихся в СМИ примеров — Архангельский ЦБК. Там внимание на вопиющие факты субаренды лесного фонда, переданного предприятию в рамках реализации приоритетного инвестиционного проекта, обратили правоохранительные органы. Как оказалось, Архангельский ЦБК лесные участки передал в субаренду по цене в 4,6 раза выше, чем сам получил от государства.

В Иркутской области до вмешательства ГУ МВД в арендные отношения лесных арендаторов и региона еще не дошло. Однако, как докладывал на одном из заседаний Правительства Приангарья глава Агентства лесного хозяйства Виталий Акбердин, некоторые предприятия по ходу выполнения инвестпроекта все же успевают зарабатывать и на этом деле. «Некоторые арендаторы, получив лесные участки без аукционов, за половину минимальной стоимости аренды и в доступных районах, обеспеченных инфраструктурой, не производя никаких отчислений в областной бюджет, затягивают реализацию проектов и продают древесину по цене, в разы превышающей ее первоначальную стоимость, — сказал Виталий Акбердин. — Например, ЗАО ЛДК «Игирма» приобретает один кубометр ликвидной древесины за 9,89 рублей, а продает ее на корню за 150 рублей. ООО «Транс-Сибирская лесная компания» покупает кубометр леса за 8,41 рубль, а продает за 67 рублей».

Эксперт уверен, что назрела острая необходимость ужесточать ответственность за выполнение обязательств по приоритетным инвестпроектам. Этого же все чаще требует от подчиненных и глава региона Сергей Ерощенко. По его словам, основным критерием при отборе инвестиционных проектов и предоставлении господдержки должно стать наличие реального производства. Кроме того, должны учитываться поступления налоговых платежей в бюджет, обеспечение рабочими местами и уровень зарплаты и социальная ответственность предприятия. Задумался о барьерах на пути вольного распоряжения льготным лесным ресурсом и Рослесхоз. Как сообщили в прошлом году федеральные СМИ, ведомство готовит пакет соответствующих поправок в законодательство.


Погрузчик

В ожидании единения

В целом, как замечают опрошенные BG эксперты, лесной отрасли в России требуется не столько решение сугубо проблем приоритетных инвестпроектов, сколько создание единой скоординированной политики государства, направленной на улучшение инвестиционного климата в отрасли.

Все развитие отрасли до настоящего времени свелось к модернизации производственных мощностей отдельными предприятиями, как правило, за счет собственных средств. И, как правило, модернизацию проводили экспортоориентированные предприятия, оказавшись перед необходимостью удержать занимаемые экспортные ниши на основных рынках и сохранить при этом конкурентоспособность продукции.

«В последние пять лет действительно сделано немало по укреплению производственной базы действующих предприятий, создан задел по созданию производств по глубокой переработке древесины», — говорит заместитель председателя исполкома межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» Виктор Луков, но добавляет: «За масштабностью проектов по-прежнему остаются актуальными серьезные проблемы, которые до недавнего времени были в тени. Решить их одному бизнесу, без дополнительной государственной поддержки, будет очень трудно». Среди таких проблем — несовершенное лесное законодательство, отсутствие технических регламентов, нехватка лесных дорог, монопольно устанавливаемые цены на энергоносители, тарифы на грузовые перевозки; бюрократические барьеры и многое другое.

«Среди важнейших направлений работы в нашей отрасли — актуализация лесоустроительных материалов, развитие инфраструктуры и внедрение интенсивного лесопользования, — говорит директор по информации и общественным связям Группы «Илим» Артем Савко. — Для того чтобы регион мог эффективно управлять лесным фондом и привлекать новых инвесторов и переработчиков древесины, он должен четко понимать актуальную структуру лесофонда, его состояние, доступность, породный состав, объемы и т.д. Без этого компании могут получить в аренду участок, состояние которого за 10-20 лет могло существенно измениться. Но как мы видим, в Иркутской области понимают важность этой проблемы и работают над ее решением. Тем не менее, при отсутствии федерального финансирования таких работ, в настоящее время нам приходится самим финансировать эту работу на арендуемых нами участках».

Также важное направление — развитие инфраструктуры, без которого невозможно дальнейшее эффективное освоение лесов. В первую очередь речь идет о строительстве магистральных дорог, обеспечивающих доступ к лесному фонду. В настоящее время плотность лесных дорог в стране в разы отстает от ситуации в той же Финляндии, что напрямую мешает развитию отрасли. «Необходимо строить новые дороги. Причем не только в лесу, — говорит Артем Савко. — Группа «Илим» после окончания реализации проекта в Братске рассматривает возможность реализации инвестпроекта и в Усть-Илимске, но состояние дороги между этими городами оставляет желать лучшего. Кроме того, уже много лет не функционирует аэропорт в Усть-Илимске».

При этом отдельные эксперты лесной отрасли даже предлагают вариант решения проблемы строительства лесных дорог, выгодный как предприятиям, так и государству. По словам Виктора Лукова, необходимо освободить предприятия ЛПК, реализующие инвестпроект и осваивающие лесной фонд, от налогов, поступающих в Дорожный фонд России или региона. «Взамен этого обязать их направлять эти средства на строительство лесовозных дорог на территории арендуемого участка. Тогда не будет возникать и вопроса о собственности на лесные дороги. Они будут построены за счет средств дорожного фонда, значит, это

Распил бревна

дороги государства, и значит, в случае ухода арендатора, эти дороги остаются государственными», — говорит Виктор Луков, добавляя, что сейчас из федерального бюджета на создание транспортной инфраструктуры в лесах не выделяется ни копейки. «К примеру, по приоритетныминвестпроектам предприятиями заложено на инфраструктуру — лесные дороги, подступы, подъездные пути, внешние электролинии — порядка 28 млрд рублей. Это деньгибизнеса — даже на инфраструктуру государство не предусмотрело ни одного рубля», — замечает Виктор Луков.

Не решится без помощи государства, по его словам, и проблема обеспечения новых производств социальными объектами. «На всех построенных производствах ЛПК в СФО будет создано почти 21 тыс. рабочих мест. Это в основном молодые люди, большинство из которых нуждаются в жилье, местах в детских садах, в спортивных сооружениях и т.д. У нас же всего в одном проекте в Красноярском крае предусмотрены деньги на строительство жилья. Остальные 30 структур средств на эти цели не выделили. Спрашивается, кто пойдет работать на эти предприятия? Средняя заработная плата из всех сырьевых отраслей самая низкая в сельском хозяйстве и лесе. На что будет молодой человек покупать себе квартиру, решать другие проблемы?» — говорит Виктор Луков. По его словам, колоссальную помощь в развитии этого социального направления могло бы оказать введение механизма компенсации части затрат предприятий на строительство инфраструктуры из федерального бюджета. «Сегодня назрела эта проблема, и ее должны видеть. Не общими фразами говорить о частно-государственном партнерстве, а создавать конкретные механизмы», — замечает представитель межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение».

«Коммерсантъ BusinessGuide. Лесная промышленность», тематическое приложение к газете «Коммерсантъ» №26, 13 февраля 2013 г

Инвестиции в приоритетные проекты



ЭКСПЕРТ-АНАЛИТИК КОМПАНИИ 100М3.COM
ВИТАЛИЙ ЧЕРДАНЦЕВ

Практика показывает — малый и средний бизнес более гибкие, довольно быстро приспосабливаются к новым условиям.

Тем не менее, государство, в очередной раз, делает ставку на крупные компании, масштабные инвестиционные проекты.

ЛПК итак характеризуется высокой степенью консолидации, например, 70% всего оборота лесной отрасли России обеспечивают 10 крупнейших компаний. Поэтому проблемы, которые возникают у технологических гигантов, унаследовавших советские технологии, приводят к региональному отраслевому кризису.

Большое количество некрупных, но успешных игроков, залог стабильного развития. А помпезные планы и такие же открытия очень часто заканчиваются крахом. Ни для кого не секрет, что сегодня трудности испытывают такие предприятия как Лесосибирский ЛДК-1 и Соломбальский ЦБК, а также недавно открытый фанерный завод в Сосновоборске.